Медицинский XR (виртуальная реальность, дополненная и смешанная реальность) появился как инновационный подход к предоставлению пациентам неинвазивного варианта лечения и помощи хирургам в проведении операций. Однако существуют и другие области, в которых может использоваться XR.

Уолтер Гринлиф, доктор философии, нейробиолог и эксперт по цифровому здравоохранению в Лаборатории виртуального взаимодействия с людьми Стэнфордского университета, поделился в своей книге «Прикладная виртуальная реальность в здравоохранении: примеры и перспективы» кратким обзор общих тенденций и состояния индустрии медицинской виртуальной реальности.

По мнению автора, фармацевтика может использовать виртуальную реальность, чтобы расширить собственные возможности и помочь в продвижении иммерсивных технологий в медицине.

За последние несколько лет число партнерских соглашений между фармацевтическими и XR-компаниями выросло. «У некоторых крупных компаний есть явный импульс к этому (прим. применению XR), но я думаю, что основной способ, которым виртуальная реальность (VR) проявит себя как важный вклад в фармацевтическую промышленность и индустрию цифрового здравоохранения — это быть мостом, как дополнение к комбинированной терапии», — считает Гринлиф.

По его словам, лекарства работают более эффективно, когда они используются в сочетании с другими видами нелекарственной терапии. Однако мобильные приложения для здоровья или веб-приложения, применяемые для комбинированной терапии, часто имеют низкий уровень приверженности и бывают менее эффективны, чем виртуальная реальность для получения когнитивной реакции.

«Виртуальная реальность более эффективна с точки зрения привлечения полного внимания, потому что мы можем блокировать внешний мир и создавать более эмоционально вызывающую среду», — сказал Гринлиф.

Иммерсивные технологии также могут помочь в оценке эффективности лечения, особенно в отношении изменений в поведении, когда результаты пациента часто субъективны.  «С помощью виртуальной реальности мы можем вызвать реакцию и бросить вызов системе воспроизводимым образом. Мы увидим новое поколение лучших оценок, которые будут способствовать более качественным исследованиям».

Наблюдение за пациентом после выписки из медицинского учреждения — еще одна сфера, где иммерсивные технологии могут быть полезны.

«В среде виртуальной реальности пациенты могут эффективно общаться с группой людей, имеющих одинаковые показания. Больные могут быть частью группы поддержки или получать лечение анонимно…Например, те, кто борется с зависимостью, могут не иметь возможности или желания присутствовать на личной встрече из-за беспокойства по поводу безопасности работы или реакции общества. Виртуальная реальность может стать для них полезной альтернативой».

Помимо описанных вариантов, виртуальная реальность может быть использована для мониторинга состояния мозга во время лечения, например при химиотерапии. Поскольку люди имеют разный уровень метаболизма и состояния здоровья, то в процессе химиотерапии врачам важно контролировать нейротоксичность. Во время процедуры введения препарата пациент может носить на голове дисплей, который будет использоваться для проведения нейропсихологических оценок и тестов, выявляющих изменение когнитивной функции.

В книге также отмечается, что фармацевтика может использовать виртуальную реальность для клинических испытаний, поскольку она позволяет лучше понять предмет исследования. Поведение пользователя может автоматически фиксироваться с помощью встроенных датчиков, а исследователи могут безопасно и реалистично моделировать различные сценарии.

По мере снижения стоимости гарнитур использование виртуальной реальности становится все более доступным для фармацевтов и медработников. Тем не менее, её продвижение для улучшения результатов лечения пациентов может быть затруднено из-за относительной новизны технологии.

Фармацевтическая отрасль развивается быстрыми темпами, но многое еще предстоит сделать для разработки общепринятых стандартов оценки виртуальных сред, используемых для тестирования, и согласованных способов стандартизации наборов данных.

«В дополнение к работе с разработчиками технологий и академическими исследовательскими группами фармацевтика может стать игроком, который берет наборы данных и создает согласованный формат для их использования и продвижения отрасли вперед».

«Например, если мы хотим иметь новый стандарт оценки нейропсихологических функций, он не будет эффективным, если одна компания будет разрабатывать стандарты только для своего продукта или своего потока продуктов. Будет трудно заставить регулирующие органы или более широкое клиническое сообщество принять эти рекомендации, если только они не будут опубликованы различными группами…Со временем появится инфраструктура для поддержки новых технологий в здравоохранении. Проблема, однако, заключается в том, сколько боли мы хотим пройти, пока не будут установлены эти стандарты и пока все не станет немного более гармонизированным?» — говорит Гринлиф.

Добавить комментарий